18:45 

2010г

warmot
рукописи не горят
- Ты опять шла одна через лес? - нервно спрашивает Бабушка, пробуя пирожки.
- Не волнуйся, - отвечает Красная Шапочка, - меня Волк проводил.

~***~


Встреча.
Когда село выростает в город, а лес превращается в парк, некий
волк, оббегая свои владения, вполне может увидеть Красную Шапочку, сидящую на лавочке среди коротко подстриженных кустов.
- О чем грустишь, девочка?
- Я хочу, чтобы у меня был друг, который делал бы то, что я хочу. Ходил бы со мною везде, где я хочу.
- Так заведи себе такого друга, - советует Волк.
- Не хочу.
- Почему?
- Потому что потом ему надоест ходить со мной везде, где я хочу, и он мне тогда скажет: иди нах**.
Далее в разговоре наступает непродолжительная паузы, во время которой Красная Шапочка успевает вытрусить из босоножек мелкие камушки , а Волк - насладиться щебетанием птиц.
- Тебя проводить? - любезно интересуется Волк.

~***~

- Сколько, сколько тебе? Столько...? - недоверчиво переспрашивает Волк.
- Мнээ... а откуда ты, вообще, это взял? - осторожно интересуется Красная Шапочка .
- Спросил у твоей бабушки...
- Ну, Бабуля в маразме уже лет пятьдесят как... - девица прерывисто вздыхает. - На самом деле, моему физическому телу пока семнадцать. А душе - так и все тринадцать. С половиной.
Серый Волк отирает со лба липкий пот:
- Слава Всевышнему, а то я уж подумал...
- А ты не думай. Ты спрашивай, - перебивает его Красная Шапочка, а про себя размышляет: "мда, все-таки мне определено повезло с пластичеким хирургом. Надо будет послать ему венок из одуванчиков: подарок-сюрприз".

~***~

- Это я только вслух говорю, что мне все пох**, - объясняет Красная Шапочка. -
Внутри себя - я очень боюсь разочаровать: родителей, начальника, подруг, мужа и детей...
- У тебя же никогда не было ни мужа, ни детей...
- Не перебивай. Я даже свою кошку боюсь разочаровать, даже инструктора по вождению!
- Зачем тебе инструктор по вождению? - говорит Волк устало.
- Надоело ходить пешком.
- Купи велосипед.
- А зимой...?
- А зимой - коньки!

~***~


Легкость и тяжесть

- Мне тяжело рисуется, тяжело пишется. Работается очень тяжело. И тяжело живется.
Легко - не будет, и мне это совершенно не нужно, - задумчиво произносит Красная Шапочка, расчесывая тонкие пряди бабушкиных невесомых волос, отчего старушечья голова стала похожей на одуванчик.
- Главное, чтобы умирать было легко, деточка. Все остальное - неважно.

*
- Все там будем, - говорит Кошка мрачно, разглядывая забрызганную красным мышеловку.
- Бабушка разлила компот крайне неудачно, - пищит из-за кошкиной спины маленькая серая мышка. - А ты стала бы за мной скучать?
- Стала, если бы сухой корм закончился, - огрызается Кошка. - Нельзя же так пугать...

*
- Нет, это не гоноррея и маразм, это - блохи и депрессия, - авторитетно заявляет доктор Ливси, окидывая Волка критическим взглядом.
- Да? А я уж было подумал...
- Нет, все хорошо.
- Чего хорошего то?
- Во-первых, что у меня этого нет...Пока. А ну-ка прекращай здесь чесаться!

~***~

Про избирательный слух
- Ушла из дому утром в пятницу, вернулась - в воскресенье вечером. Где шлялась, чертова дщерь? - визжит обрадовавшаяся встрече с внучкой Бабушка.
- В пятницу - спасала семейство полевых мышей от коллективного самоубийства - они хотели зазимовать в лисьей норе, в субботу училась водить трактор, а в воскресенье выясняла отношения с Волком, - скромно ответствует Красная Шапочка, стараясь говорить по-слогам и громко. - Не понимаю, чего ты волнуешься, я хочу заниматься общественно полезными вещами - это же намного лучше чем, например, удачно выйти замуж или заработать много денег...
- Мне интересно, какой-то толк, какой-то результат, лично для тебя, когда-нибудь будет от твоей активной деятельности на благо общества? - спрашивает Бабушка уже тише.
После недолгого раздумья девица отвечает:
- Ну, результат, как-бы не замедлил...
- Не говори мне, что вы с Волком...
- Нет, к сожалению. Случилось другое. Меня покусал Лис и семейство полевых мышей: они недовольны моим вмешательством в их частнуй жизнь, трактор каким-то чудом избежал лобового столкновения с поездом, а Волк сказал, что имей он ружье - он бы стрелялся из него после каждого разговора со мной.
- Так передай Волку, что я пришлю ему ящик мыла.
- Э, а зачем? Он чистый. Вообще-то, противоблошиный шампунь доктора Ливси творит чудеса. Опять ты ничего не расслышала, у меня уже нет сил кричать...
- Чтобы он намазал им веревку и повесился - так будет надежнее, ведь ружье может дать осечку. Я все слышу прекрасно.
У Бабушки очень избирательный слух.

~***~

- Ну, и зачем тебе, девица, права на управление трактором? - интересуется Волк.- Собираешься рассекать просторы полей и равнин на этом доисторическом монстре машиностроения? Правильно, пускай весь лес думает, что врата ада с грохотом распахнулись и сам Вельзевул едет в гости к ним.
- Главное не процесс движения, а сам факт его возможности, - отвечает Красная Шапочка серьезно. - И потом, вдруг кого-нибудь надо будет срочно отвезти куда-нибудь? Лесные жители должны помогать друг другу.
- Например кого и куда? - тихо спрашивает Волк, чувствуя, что этот раунд словесного поединка он уже проиграл.
- Да хоть бы и тебя, к примеру. Куда бы ты хотел съездить прямо сейчас?
Волк на мгновение задумался. Затем ответил:
- Сто лет не навещал свою бабушку. Старушка уже наверняка забыла, какого цвета у меня шерсть.
- Тогда - запрыгивай, - Красная Шапочка завела мотор. - Кстати, а где живет Волчья Бабушка? В какую сторону нам ехать?
- В ту сторону, куда убывает луна.

~***~
Рождественская ярмарка
В преддверии Рождества на самой большой поляне лесные жители устраивают ярмарку.
Мелкие снежинки кружатся в прозрачном воздухе. Пахнет дымом, сдобными пирожками и хвоей.
Серый Волк бредет меж торговых рядов с настороженной неспешностью, слизывая с мохнатых губ колкую крошку снега.
Кролик торгует табаком и изюмом.
- Сколько? - спрашивает Волк.
- Для тебя - вдвое дороже, чем для любого другого, - нагло отвечает ушастый зверек, поблескивая красноватыми глазками.
- Встретимся в более темном месте, где не будет свидетелей, - цедит Волк сквозь зубы.
Кролик ухмыляется злоехидно:
- Я не брожу по лесам в темное время суток.
Волк проходит мимо.
- А кому подушки-перины, пух-перо, пух-перо, - зазывает Лиса из-под полосатого зонтика.
- Куры-гриль, - тявкает Лис, беспрестанно облизываясь. Его передник покрыт каплями крови и жира.

Мимо с трудом протискивается фигура в черном, она прихрамывает и опирается на косу.
- Орудия для сельхозработ прямо и направо, - любезно подсказывает жена Дровосека. - А сколько вы за нее хотите?
- Я НИЧЕГО НЕ ПРОДАЮ И НЕ ПОКУПАЮ. Я ЗДЕСЬ ПО-РАБОТЕ.
Охнув, жена Дровосека оседает на хрустящее покрывало снега, вытягивается всем телом и замирает. Бесполезная суета вокруг нее начинается несколько долгих секунд спустя.
У Волка на загривке поднимается шерсть. Никто не замечает фигуру в черном, и зверь бы тоже не хотел ее замечать. Стремление раствориться, спрятаться непреодолимо влечет его прочь. Он пятится, падает и поднимается, петляет меж пестрых киосков, как-будто в затылок ему дышит сама Хозяйка Другой Стороны.
Потом останавливается, переводит дыхание и спешит дальше.

Волк попадает в аптекарские ряды, где старые ведьмы продают пучки трав, а тролли с далеких гор - целебные камни. Перед бутылками со скорпионами, зависшими в толще янтарного масла, он ненадолго замирает.
- Змеиный яд - лучшее средство от всех болезней, - раздается вкрадчивое шипение откуда-то снизу.
- А главное - кардинальное, - фыркает Волк и идет дальше.
Стараясь избегать продовольственных рядов, в которых глухо урчит живот, и обещая себе ничего не покупать у "этих шарлатанов" зверь медленно скользит между перегруженными одеждой вешалками и лотками с хозяйственной утварью.
- Плуг, почти новый, погнут в левую сторону, можно выровнять, - от трубного мычания Быка с деревьев осыпаются хлопья снега.
- Лодка б\у, в центре - течь, очень удобно затапливать на мелководье. Дешево отдам, - суетится Бобер, соскребая засохшие водоросли с весел.
Волку надоедает толкаться среди покупателей и зевак. Теперь он торопится в свое логово, где приехавшая на праздники Волчья Бабушка готовит обед, где тишина и полумрак, где не слышно гомона толпы и запахи еды не мешаются с вонью духов, железа и лекарств, где не нужно алчущим взглядом высматривать одну...
Знакомый звонкий голос разрезает ярмарочный шум как пила. Волк вздрагивает и оборачивается.
- Рукавички из овечьей шерсти, шарфики, шапочки...
- Что ты здесь делаешь? - спрашивает он таким тоном, будто бы вовсе ее не искал.
- О, привет-привет. Вот, продаю плоды своего рукоделия.
- Что, в вашей богадельне опять задерживают зарплату?
- Ага. То есть это тут ни причем. Ярмарка ведь благотворительная - вырученные деньги пойдут на нужды зверят, осиротевших после бурелома.
- Ах да, деятельность на благо общества, как же я сразу не догадался.
Волк пытается придать своей морде отсутствующе-брезгливое выражение. И даже успевает убедить себя, что у него получилось.
- Купи у меня что-нибудь, - предлагает Красная Шапочка.
- Не хочу, - отвечает зверь.
- Ты не сочувствуешь сиротам? Тебе нас**ть на благотворительность?
- Да, но не в том дело.
- Ты бездушный циничный...
- И это тоже.
- Тебе жалко денег?
- Нет. Я просто не ношу шарфов и варежек.
- Тогда купи очки у моей Бабушки, ее лоток - прямо и налево. Большой выбор диоптрий, стекла с трещинами и без.
- Я не ношу очков.
- Можно еще приобрести моток веревки у моей подруги Рапунцель. Она сама их плетет. Дивный материал.
- Повешение не входит в мои планы на сегодня.
- Есть тысячи других применений для веревки.
- Например ею можно заязать кому-то рот, - подумал Волк, - а уж потом!...
- Например, ее можно расплести и сделать твоей Бабушке шиньон.
- Ей не пойдет. Золотистый блондин - не ее цвет.
Красная Шапочка вздохнула.
- Тогда как насчет пирожков доктора Ливси?
- Он переквалифицировался в пекаря?
- Их пекут медсестры из хосписа. Пирожки с начинкой из телячьих мозгов, помогают от склероза, по уверениям доктора Ливси. Его лоток вооон там.
- Неужели кто-то...
- Раскупаются с бешенной скоростью, еле успевают выпекать.
Волчьи уши вздрагивают. Шум и грохот накатывает на зверя волнами, как прибой.

- Я возьму вот эту, - говорит он устало, и выбирает шапочку из серой шерсти.
- Завернуть?
- Не надо.
У шапочки подкладка цвета крови.
- Я буду носить ее наизнанку, - говорит Волк.
- Ты иногда такой смешной.

Зверь смотрит на пунцовые от мороза щеки девушки, на ее руки в полосатых перчатках, разглядывает ее дыхание, срывающееся паром с невыносимо ярких губ. Потом прикрывает глаза. И чувствует, как снежинки падают ему на веки.


~***~

На мосту
Обледенелый мост поскрипывает в такт завываниям ветра. Волк смотрит вниз на черную полоску воды, разделяющую стекляную поверхность реки пополам. К вечеру ледяные края схлопнутся, как створки раковины. И река превратится в осколок хрусталя, лежащий между деревьев.
Зверь вглядывается в толщу стылой воды и глубина притягивает его, отзываясь щекочущей болью в желудке. Идея перейти на Другую Сторону вдруг кажется заманчивой, а прожитый отрезок времени - полным свинцовой тяжести и неуюта.
Волк делает вдох, и холод ласкает горящую глотку. Выдыхаемый пар моментально растворяется в морозном воздухе, - "как будто его и не было, - думает Волк, - как моя жизнь, уйду, а никто и не заметит".
Все его существо подается вперед. Вначале - вверх, через скользкие перила, затем - вниз, быстро, головокружительно, неудержимо...
Резкий металлический скрежет внезапно привлекает его внимание. Потеряв равновесие, Волк соскальзывает с перил на дощатый настил моста и больно ударяется копчиком.
Фигура в черном пристраивает косу, чтобы не упала, и несколько долгих мгновений стоит, сложив руки на груди, - рассматривает панораму зимнего леса.
Волку враз становится жарко. Он забывает, что хотел совершить, он не помнит, о чем думал этим днем.
Испарина покрывает лоб, а шерсть топорщится от кресца до загривка.
- Уже пора? - тихо спрашивает он, стараясь отодвинуться чуть подальше.
- ВООБЩЕ-ТО У МЕНЯ СЕГОДНЯ ВЫХОДНОЙ.
- Хорошо вам отдохнуть, - шепчет Волк.
- НЕ ТО ЧТОБЫ Я ВЫСТУПАЮ ПРОТИВ КУПАНИЙ В ПРОРУБИ, НО ТЫ ЖЕ НЕ СОБИРАЕШЬСЯ ЗАСТАВИТЬ МЕНЯ РАБОТАТЬ СВЕРХУРОЧНО, НЕ ТАК ЛИ? - вкрадчиво вопрошает фигура в черном.
- Ну что вы, мадам, я не займу ни секунды вашего драгоценного времени, - бормочет зверь скороговоркой, отводя глаза. - Я просто, э, подскользнулся, случайно.
- ЧТО Ж, БЫВАЕТ, - соглашается фигура в черном. - А МОЁ ВРЕМЯ И ВПРЯМЬ ДРАГОЦЕННО. УВИДИМСЯ.
- Надеюсь, не скоро...
- ЭТО УЖ КАК ПОЛУЧИТСЯ.
Волк смотрит ей вслед. Острие косы тускло поблескивает в неярком полуденном свете.
- И зачем это я?... - думает Волк.
Он прислоняется к холодным столбикам перил пылающим лбом и замирает, переводя дыхание.

~***~

- Я тебя не понимаю, - говорит Красной Шапочке Бабушка.
- Я себя сама не понимаю, как, интересно, ты можешь меня понять?

2010г

@темы: про красную шапочку

URL
   

без названия

главная